Решаем вместе
Хочется, чтобы библиотека стала лучше? Сообщите, какие нужны изменения и получите ответ о решении
банер ККЮБ
350051, г. Краснодар, ул. Офицерская, 43
Версия для незрячих

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТАБУИРОВАННОЙ ЛЕКСИКИ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ: ВЗГЛЯД КОМПЛЕКТАТОРА


Страницы: 1
Ответить
RSS
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТАБУИРОВАННОЙ ЛЕКСИКИ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ: ВЗГЛЯД КОМПЛЕКТАТОРА, Нелли Викторовна Власова, заведующая отделом комплектования фондов, обработки литературы и организации каталогов государственного бюджетного учреждения культуры "Краснодарская краевая юношеская библиотека имени И.Ф. Вараввы", г. Краснодар, Краснодарск
 

В июне 2022 года в сети интернет на сайте одной из ростовских газет мне попалась на глаза публикация, в которой журналист делилась негативными впечатлениями от посещения библиотеки. Что же возмутило читательницу?

На книжной полке, где читателям были предложены произведения, отмеченные различными литературными премиями, она увидела книгу незнакомого автора. Это был сборник рассказов Аллы Горбуновой "Другая материя".  Взяв ее для чтения, читательница вскоре вернула книгу обратно, объясняя это тем, что она оказалась густо "сдобренной" матом. "Раз уж мы имеем на сегодня прискорбную ситуацию с матом, который пронизал все сферы нашей жизни, то все же язык, которым пользуются писатели, кинематографисты и люди театра, должен, как мне представляется, отличаться от языка подворотни" - пишет читательница.

Названный сборник имеется и в фонде нашей библиотеки. В соответствии с действующим законодательством на обложке книги имеется текстовое предупреждение "содержит нецензурную брань". Алла Горбунова - российский поэт, прозаик, литературный критик. Она лауреат литературных премий "Дебют", "НОС". Ее произведения входили в шорт-листы премии Андрея Белого и премии "Московский наблюдатель". Литературные критики высоко оценивают творчество Горбуновой, считая ее дарование уникальным.

"Именно эта уникальность позволяет ей порождать тексты настолько отличные от всего прочего и вместе с тем безошибочно узнаваемые, укорененные в толстом культурном субстрате и в то же время написанные словно бы с чистого листа - так, словно всей предшествующей традиции не существует"[1] - написала известный литературный критик Галина Юзефович об авторе. "Небольшие, но глубокие лирические зарисовки - сродни и средневековым exempla, и дзуйхицу, и жанру анекдота, в котором все так, да не так. Многие из них парадоксальны, как и сама героиня, - в чем-то далекая от обыденной жизни, она находится в самой ее гуще. И, как сама признается, более половины ее души занимает ад тревоги и ужаса, но остальное - в первозданном раю, где зло невозможно"[2] – пишет о творчестве Горбуновой известная писательница Ксения Букша.

Достаточно ли этой информации для того, чтобы приобрести произведения этого молодого российского автора в фонд библиотеки? Думаю, что да.  

К сожалению, сегодня не редкость, когда современный талантливый автор, произведения которого отмечаются ведущими литературными премиями, употребляет в творчестве нецензурную лексику. Библиотека не может игнорировать мнение ведущих литературных критиков, которые входят в состав жюри, присуждающего премии писателям, как и не может игнорировать желание читателей библиотеки, следящих за современным литературным процессом, ознакомиться с творчеством номинантов и лауреатов этих премий. Но среди читателей обязательно будут те, кого возмутит наличие обсценной лексики в произведении. И те и другие будут по-своему правы.  

Споры об использовании ненормативной лексики в художественных произведениях идут давно - есть у этого литературного явления свои защитники, есть и противники. Что же думают обо всем этом сами писатели?

Вот, к примеру, мнение известного российского писателя-фантаста Сергея Лукьяненко: "Есть писатели, в чьих книгах можно встретить грубую матерную брань – но брань эта существует как характеристика персонажа, времени, ситуации, ее использование необходимо и, как правило, не шокирует. Иногда используется сатирический эффект от применения матерной брани. Я думаю, что писатель имеет право на использование ненормативной лексики, включая матерную ругань. Однако использует он ее на свой страх и риск – только чувство меры, литературного вкуса и абсолютная обоснованность в употреблении того или иного слова служит ему оправданием"[3]. Книги С. Лукьяненко выходят огромными тиражами и считаются "интеллектуальной элитой" внутри массовой культуры – то есть это искусство, близкое к народу, но при том – отнюдь не "попса". Однако при таком взгляде на обсценную лексику в книгах самого автора подобная лексика практически отсутствует.

А вот мнение писателя Евгения Лукина: "Я стараюсь как можно меньше употреблять нелитературных выражений, хотя бывают редчайшие для меня случаи, когда не могу без них обойтись. Как же воссоздать этот матерный привкус? Я обычно это делаю путем игры звуками, когда на стыке слов у меня возникают неуловимо-матерные звукосочетания. То есть человек что-то говорит – он вроде бы все сказал литературно, но фонетически отзвук мата присутствует...".

Иное мнение у диакона Андрея Кураева: "Именно потому, что письменная речь и устная всегда различаются, письменная речь не должна опускаться до уровня устной. Она должна быть более грамматически выверенной… более продуманной. Поэтому то, что хотя бы отчасти может еще быть терпимо в устной речи, вряд ли уместно в письменной. Ведь письменный текст воспринимается как норма. Мы знаем, что жизнь и норма – не одно и то же, но если и норма опустится до этой повседневности, то тогда просто исчезнет потолок".[4]

Наверное, все-таки во всем нужна мера. Если нецензурные выражения автор использует для реализма изображаемых событий и людей (не будет же преступник разговаривать, как ученый), то обычно это не вызывает неприятия. Даже классики употребляли крепкое словцо в своих произведениях. Нужны определенные талант и мастерство, чтобы обсценная лексика не отпугивала взрослого читателя, а вписывалась в произведение гармонично и была оправдана. Многие романы, где есть бранные слова, стали классическими.

Можно назвать таких авторов, как Эдуард Лимонов, Венедикт Ерофеев, Юз Алешковский, Василий Аксенов, Виктор Пелевин, чьи произведения, несмотря на использование ненормативной лексики, заняли заметное место в литературе XX и XXI веков, и, соответственно, они присутствуют в фондах массовых (но отнюдь не детских!) библиотек.  

Василий Аксенов в одном из интервью говорил: "Я убежден, что русский мат способен обогатить произведение, хотя может и разрушить. Все зависит от чувства меры и от разных других причин, еще плохо изученных теорией прозы… Когда ты пишешь о тех временах, ты невольно поглощен той стихией, и она не дает тебе соврать или залакировать что-то неприглядное. А язык тех лет возник под влиянием двух мощных институтов той жизни - лагеря, через который прошли десятки миллионов людей, и армии, в которой служил почти каждый мужчина. Ну как общество могло говорить по-другому? Вставляя в уста того или иного героя матерное слово, я не стремлюсь шокировать публику, это всего лишь изобразительное средство". [5]

Как быть библиотеке в этой ситуации, когда приобретаются книги современных авторов с предупреждением "содержит нецензурную брань" на обложке? Как оградить от такой литературы пользователей, которые категорически не приемлют такие тексты?

Каков опыт нашей библиотеки в этом вопросе?

В первую очередь, стоит сказать о процессе отбора книг для библиотечного фонда. Безусловно, специалисты опираются на рецензии ведущих литературных критиков, учитывают, что то или иное произведение номинировано на ведущие, значимые литературные премии, на литературоведческие публикации по поводу этого произведения в профессиональных изданиях.  

Далее - при передаче книг с предупреждением "содержит нецензурную брань" в отделы обслуживания мы следим, чтобы данные произведения не выкладывались в открытом доступе - дабы избежать инцидентов с читателями. Книги, промаркированные их издателями знаком "18+", выставляются на отдельном стеллаже, и доступ к ним читателей, не достигших этого возраста, тем самым отсекается.

Формируя библиографическую запись в электронном каталоге, специалист отдела обработки указывает о наличии в тексте ненормативной лексики, а сотрудники отделов обслуживания при выдаче книги предупреждает об этом читателя.

Исходя из многолетнего опыта работы, могу сказать, что произведения с ненормативной лексикой, безусловно, попадают в фонд библиотек.  Чаще это произведения тех авторов, которых выделило литературное сообщество и на которые стоит обратить внимание.  

Ежегодно книжный рынок предлагает около 20 000 названий художественной литературы. Поэтому нельзя не сказать и о том, что, комплектуя фонд библиотеки, ни один специалист не застрахован от того, что в процессе отбора на книжных полках в силу различных причин все же не окажутся и такие произведения, тексты которых неоправданно, без какой-либо художественной идеи, пусть и фрагментарно, отходят от норм литературного языка. Ведь некоторые современные авторы, как мне кажется, пытаются экстравагантной, на грани фола, лексикой просто привлечь к себе внимание читателя.  

Зачастую перед библиотекарями при пополнении фондов новыми книгами стоит непростая задача с учетом огромного числа предлагаемых издателями художественных произведений, которые еще не получили соответствующей оценки у литературных критиков. Поэтому при выборе они ориентируются порой на собственный вкус, а также на красивое название или на не очень профессионально составленную аннотацию, которые ориентированы издателями прежде всего на продажу.

Один из вариантов выхода из этой ситуации - неплохо было бы вернуться к работе региональных бибколлекторов, где специалисты профессионально и грамотно ориентировали сотрудников отделов комплектования на выбор издаваемой литературы.

Тема непростая и касается всех библиотек. Поэтому ее обсуждение на нашем и других библиотечных форумах, несомненно, поможет грамотному формированию фондов художественной литературой и более качественному удовлетворению потребностей наших читателей – с разными запросами и вкусами.






[1] "Другая материя" - сборник рассказов от лауреата премии "НОС" 2020 года. – Текст : электронный // АСТ : сайт. – URL: https://ast.ru/news/drugaya-materiya-sbornik-rasskazov-ot-laureata-premii-nos-2020-goda

(дата обращения: 02.09.2022).



[2] Мартовский анонс от "Редакции Елены Шубиной". - Текст : электронный // LiveLib : сайт. – URL: https://www.livelib.ru/novelties/post/73711-martovskij-anons-ot-redaktsii-eleny-shubinoj (дата обращения: 02.09.2022).



[3] Каплан В. Ненормативная лексика в художественной литературе,

или кому и зачем она нужна / Виталий Каплан – Текст : электронный // Храм Живоначальной Троицы на Воробьевых горах : сайт. – URL: http://hram-troicy.prihod.ru/articles/view/id/118333  (дата обращения: 12.09.2022).



[4]   Каплан В. Запрет как точка опоры или кому и зачем нужна ненормативная лексика в художественной литературе/ Виталий Каплан – Текст : электронный // Интелрос : сайт. – URL: http://www.intelros.ru/readroom/foma/07_2007/926- (дата обращения: 12.09.2022).



[5] Стародубец А. Василий Аксенов: От участи алкоголика меня спас письменный стол. Знаменитый писатель размышляет о писательстве, любви и русском мате : [интервью с писателем Василием Аксеновым. 30 дек. 2004г.] / Анатолий Стародубец - Текст : электронный // Виперсон : сайт. – URL: http://viperson.ru/articles/vasiliy-aksenov-ot-uchasti-alkogolika-menya-spas-pismennyy-stol?ysclid=l88l09idxu390992300 (дата обращения: 13.09.2022).

 
Здравствуйте, уважаемые сотрудники библиотеки. Увидела заявленную тему доклада, не смогла не ознакомиться. Тема сложная, недостаточно освещена среди специалистов русского языка. Интересно было, как подаст ее автор доклада. По-моему, блестяще. Без излишнего морализаторства, очень правильно и достойно. Спасибо.
 
Интересный доклад на актуальную тему. Здесь и теория, и, что особенно важно, опыт работы с такой литературой. Все очень аргументировано, ссылки на известных критиков. Коллеги, спасибо, что поднимаете такие темы и делитесь своим опытом.
Страницы: 1
Ответить
Читают тему (гостей: 1)
Форма ответов
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Файл
 


Яндекс.Метрика